ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава

В заключение приведем несколько примеров из речи Андрюши А., иллюстрирующих рассмотренные процессы. Андрюша называл тапки и башмаки словом ТЯ, в чем можно созидать проявление лек­сико-семантической сверхгенерализации. Потом звуковой вид этого слова поменялся — ТАТА. После того как в лексиконе маль­чика появилось слово ПАПА, он стал употреблять этот звуковой комплекс очень ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава обширно. Практически на другой денек после освоения слова ПАПА он стал обозначать при помощи этого звукокомплекса и башмаки, и тапки. Навряд ли можно созидать тут случайное совпа­дение, тем паче что никакими известными артикуляторными про­цессами разъяснить такое преобразование нельзя. Чуток позже он стал гласить ПАПА о ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава шапке (тут можно созидать случай так на­зываемой дистантной ассимиляции и упрощения кластеров, при­ведший к детской омофонии, но нельзя, вобщем, исключить и пря­мое воздействие слова ПАПА, т. е. паронимию). Несколькими дня­ми позднее он произнес ПАПА о палочке, отысканной им на улице. Этот случай может получить такую ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава же интерпретацию, как и предыду­щий. Внедрение слова ПАПА по отношению к черепахе тоже может быть объяснено артикуляционными процессами (слоговая элизия в купе с дистантной ассимиляцией); нельзя исключить и прямого паронимического воздействия слова ПАПА. Но ис­пользование звукокомплекса ПАПА по отношению к линейке, ка-Рандашу, авторучке, а чуток ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава позднее — и перышку зеленоватого лука име-




3Цейтлин



ет принципно иную причину: это лексико-семантическая сверх­генерализация слова палка, которое за ранее подверглось звуковым преобразованиям. В итоге вышло, что звуко-комплекс ПАПА бытует в речи малыша в протяжении 1-го и такого же возрастного периода в 9 различных значениях.

ОВЛАДЕНИЕ ЗВУКОВОЙ ОСНОВОЙ РЕЧИ

Что мы осознаем под ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава звуковой стороной речи? Когда говорим, мы производим в определенной последовательности звуковые единицы. Самая длинноватая из их — фраза, границы которой обычно совпадают с границами выражения. Фразы разделяются на речевые такты (синтагмы), синтагмы — на фонетические слова. Исходя из убеждений фо­нетической системы словом считается то, что характеризуется еди­ным ударением, как ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава следует, на даче — одно фонетическое слове), такое же, как взял бы). Безударные слова на и бы примыкают к удар­ным, сливаясь с ними в единое целое. Это событие нередко под­водит малыша. Он склонен принимать комплексы типа на даче в качестве обыденных слов, отсюда высказывания-недоразумения: «ЛЮБА ЕЩЕ ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава НЕ ПРИЕХАЛА СО Собственной НАДАЧИ?»

Фонетические слова членятся на слоги, слоги — на звуки. Одна­ко речь не представляет собой цепочки последующих вереницей звуков. Это быстрее цепочки слогов, потому что конкретно слог — та мини­мальная произносительная единица, составляющие которой спаяны самым тесноватым образом. Спаянность звуков в составе слога обус­ловлена тем ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава, что последняя фаза предшествующего звука накладывает­ся на первую фазу последующего за ним, потому поделить их при восприятии звукового отрезка тяжело. То, что мы можем опреде­лить, из какой конкретно последовательности звуков состоит слово, есть итог сформировавшейся у нас металингвистической спо­собности, т. е. возможности к ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава анализу языковых фактов, а в этом случае — возможности к фонематическому анализу, которая выра­боталась у нас как следствие довольно долговременной практики ско­рее чтения и письма, чем говорения и восприятия речи. Ребенок, не имеющий еще таковой практики, получив задание поделить слово на части, сумеет в наилучшем случае найти число ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава и последова­тельность слогов, но не звуковой состав каждого слога. Следует ли удивляться, что на вопрос, какой 1-ый звук в слове мать, «нена­тасканный» ребенок ответит ма, не м?

Не считая линейных (сегментных) звуковых единиц, выделяются к тому же нелинейные. Они вроде бы накладываются на сегментные, ли­нейные, организуя ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава их. Это ударение, также, интонация, представ­ляющая собой единство взаимосвязанных компонент: мелодики,


продолжительности, интенсивности, темпа речи и тембра произнесения. Интонацию в совокупы с ударением именуют еще просоди­ческой системой языка.

Звуковая сторона языка — его основная материя, его форма. Что означает усвоить звуковую сторону языка? Это означает научиться, во-1-х, продуцировать все ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава нареченные выше фонетические едини­цы, как линейные, так и нелинейные (просодические) в соответ­ствии с нормами языка, во-2-х, принимать все обозначенные единицы также в согласовании с языковыми нормами. При всем этом на­поминаем, что восприятие (comprehension) — 1-ое звено в этой цепи, нужное условие, без которого нереально ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава следующее продуцирование.

Меж появлением возможности малыша принимать ту либо иную звуковую единицу и возможности без помощи других ее про­дуцировать может быть временной интервал, исчисляемый меся­цами, а время от времени и годами речевого развития. Вот, к примеру, трех­летняя Марина еще не научилась произносить звук [Р'] и в собственной ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава речи она поочередно подменяет его на [Л']. Чувствует ли она на слух различие меж [Л'] и [P'J?

Имел место последующий разговор с этой девченкой. Как тебя, девченка, зовут?

- МАЛИНА.

Малина? — взрослый отлично сообразил ее, но не желает упу­стить варианта чуть-чуть развлечься, используя ситуацию двусмысленности.

- НЕТ, МАЛИНА, — произносится уже ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава с неким напором.
Ну, я и говорю — Малина!

Девченка готова зарыдать, ощущая сразу беспомощ­ность и раздражение.

- МАЛИНА, МАЛИНА1 - орет она.
В конце концов, взрослый решил сжалиться над ней:

- Может быть, тебя Мариной зовут?

- ДА, МАЛИНА]

За всегда разговора девченка не произнесла ничего, не считая МАЛИНА, но ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава при всем этом нет никакого сомнения, что она отлично различает [Л'] и [Р'].

Одна моя знакомая, сейчас уже пенсионерка, вспоминает: «Я в детстве гласила Л заместо Р. Взрослые передразнивали, просили сказать горячо и жаль, брошка и блошка и т. п. Я гласила по-разному. И осознать тогда не могла ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава, как это взрослые, которые все Могут, все понимают, не слышат, что я говорю по-разному». Ясно, что девченка не только лишь ощущала разницу в словах, да и пробовала ее передать в собственном произношении, не достигая в этом фуррора. Воз-


можно, некие звуковые аспекты, различающие эти звуки, вес же ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава имели место, но взрослые, ориентируясь на свои стандартные образцы звуков, не желали либо не могли их замечать.

Другая девченка, которая произносила всего несколько слов и еще не могла артикулировать ни [С], ни [Ш], в ответ на просьбу пока­зать, где крыша, демонстрировала пальчиком ввысь, на просьбу сказать, где крыса, демонстрировала ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава пальчиком вниз. Это гласит о том, что фоне­матический слух у нее уже сформировался в достаточной степени.

С какого времени можно гласить о начале усвоения детками фо­нетической системы и можно ли найти заключительный шаг этого процесса? Если не принимать во внимание усвоения просоди­ческой системы языка (об этом ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава понятно пока еще сильно мало — мы имеем в виду речь российского малыша; западные исследователи до­бились в этой области существенно большего), то можно, разумеется, сосредоточиться приемущественно на возможности малыша проду­цировать звуки родного языка. Спецы по детской фонетике В.И.Бельтюков и А.Д.Салахова предложили считать периодом ус­воения ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава звуковой базы речи время от произнесения первого слова до последнего усвоенного звука. У пятерых обследованных ими де­тей этот период был различным по длительности. У Павлика, к примеру, он занял 4 г. 6 мес. 16 дней, а у Наташи — всего 1 г. 5 мес. 12 дней. Издавна увидено, что девченки в этом плане ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава обычно опере­жают мальчишек.

Дословесный период является собственного рода предварительным к фактически речевой деятельности. Не считая того, что ребенок практи­куется в артикуляции отдельных звуков, слогов и слоговых комби­наций, происходит координация слуховых и речедвигательных об­разов, отрабатываются интонационные структуры родного языка, формируются предпосылки для развития фонематического слуха, без которого нереально ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава произнесение самого обычного слова. Осо­бенно детки восприимчивы к просодической стороне языка, потому что конкретно она связана впрямую с эмоционально-экспрессивным ас­пектом речи, являющимся ведущим в данный период (в речевой деятельности взрослых на первом плане информационный, содер­жательный компонент). Просодика кодирует эмоции, а на их и ори­ентируется ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава ребенок. В разговоре с малышом интонационная выра­зительность речи в особенности существенна.

Очень восприимчивы малыши первого года жизни к ритму звучащей речи. Н. X. Швачкин провел в свое время увлекательный опыт с детками от 6 мес. до года. Он произносил стук-стук и пока­зывал им, как надо ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава хлопать в ладоши. Потом он подменял стук-стук на другие сочетания звуков (У-У, О-О). Детки при всем этом про­должали хлопать как ни в чем же не бывало. Означает, звуковой состав


не играл никакой роли, а важен был только ритм. Если про­износилось единичное стук, то хлопков не ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава было. Только годова­лые малыши способны были переключиться на восприятие звуков, со­ставляющих слово. Годовалым довольно было услышать стук, и они хлопали. Важен стал не ритм как такой, а конкретно состав зву­ков, образующий оболочку слова. Н.Х.Швачкин установил, что ре­бенок оказывается способным усваивать звуковую сторону речи в ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава определенной последовательности: интонация (в 4—6 мес.), ритм (6—12 мес.) и звуковой состав слова (после года). Способность вос­принимать звуковой состав слова и есть то, что мы обычно называ­ем фонематическим слухом. Достаточная степень развития фоне­матического слуха является нужной предпосылкой начала продуцирования речи.

Каким образом из лепета появляется речь? В лепете российского ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава ре­бенка регится большущее число различных звуков, в том числе и не свойственнх русскому языку. В. И. Бельтюков и А.Д.Са­лахова высчитали в лепете 77 звуков, из которых потом от­брасываются только 16, а все другие продолжают функциониро­вать в качестве вариантов (цветов) тех либо других фонем. В лепе ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава­те встречается даже Р, отсутствуют только шипящие.

Но было бы ошибочно мыслить, что в речевом развитии ненуж­ные звуки отбрасываются, нужные остаются и фонетическая сис­тема родного языка оказывается таким макаром сформированной. Если б это было так, то ребенок к году — полутора годам имел бы все звуки родного языка ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава в собственном репертуаре. На самом же деле лепет и речь — два совсем различных цикла артикуляционной мотори­ки. Переходя к словесной речи, ребенок начинает вроде бы с нуля — с очень ограниченного набора звуков. Те звуки, которые он с легко­стью произносил в лепете, он сейчас усваивает мучительно длительно, некие ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава даже при помощи родителей либо логопеда. В чем здесь дело? Сначала в том, что лепетные звуки непроизвольны, они никак не контролируются сознанием. Н. X. Швачкин считал неточным мировоззрение, что в лепете ребенок произносит звуки, быстрее, они произ­носятся сами. Когда звуки становятся материалом первых усваи­ваемых ребенком слов, они получают функцию ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава, для которой предусмотрены в людском языке, становятся фонемами. Пе­ред ребенком сейчас стоит задачка произнести их так, как принято, чтоб быть понятым. Он должен гласить, как молвят окружаю­щие его взрослые, речь которых является для него образцом. Тут-то и начинаются истинные мучения, потому что произвольно ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава артику­лировать определенный звук, сверяя при помощи слухового анали­затора приобретенный итог с уже выработанным, усвоенным из речи взрослых, и по правде тяжело. Для контролирования этого


процесса и требуется тот фонематический слух, о котором мы уже настолько не мало гласили.

В речи малыша наблюдается смешение звукокомплексов типа Марина — малина, жаль ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава — горячо и иных, при том что на слух они им отлично различаются.

Совершенно не так давно числилось, что меж '• лепетом (дофонемати-ческой речью) и словесной, фонематической речью есть период, когда ребенок замолкает, вроде бы ощущая переход к отменно другой стадии. Увидено, но, что у многих деток лепет не прекращается и после произнесения ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава первых слов, но харак­тер его несколько изменяется. Отступая на задний план, лепет начинает играть роль собственного рода кузницы, где готовятся и отрабатываются некие эталоны, которые позже наполняют­ся смыслом и становятся словами. Этот процесс зафиксирован в дневнике родителей Ани С.

Перейдя к первым словам, она не оставила лепетных ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава структур, напротив, было видно, как, неоднократно повторяя одни и те же со­четания, она вроде бы готовится к произнесению новых для нее слов. Сделанные в лепете звукосочетания БАДЯ, БАЛЛ, ДЯБА стали иг­рать роль собственного рода лексических единиц, но при всем этом, по словам мамы, они обозначали все попорядку ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава. Ребенок равномерно начинает обдумывать, что разговаривать необходимо при помощи неких определен­ных звукосочетаний, но использовать обычно сложившиеся лексические единицы еще не способен (точнее, обладает только неко­торыми из их). Последующий шаг — приобретение имеющимися звукокомплексами устойчивой предметной закрепленности (тогда их можно уже считать «вокабулами», либо протословами). В днев­нике зафиксированы ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава и случаи, когда ребенок обрабатывал в лепете звуковые оболочки реальных слов. Так, сочетание ВАЛЯ возник­ло поначалу в виде лепетного звукокомплекса и неоднократно повто­рялось и отрабатывалось, но потом после возникновения в доме двою­родной бабушки Вали зополучило предметную соотнесенность, пре­вратилось в осмысленное слово. Схожим ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава образом обрабатывалось ребенком и слово НЯМ-НЯМ.

Мамы интенсивно содействуют этому процессу. Обычно, они пробуют выудить в лепете подобие слов, повторяют звуковые ком­плексы, производимые ребенком, приспосабливая их к фонетичес­кой системе российского языка. Ребенок откликается на повторение его звуков, воспроизводя звукокомплекс опять и опять все с огромным приближением к реальным звукам ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава родного языка. В особенности веселят взрослых те из лепетных звукокомплексов, которые напоминают ре­альные слова. Мама повторяет звукокомплекс, соединяя его с подхо­дящим по звучанию денотатом (Мать, ПАПА, БАБА, НЯНЯ).


Становясь элементами знаковых единиц — слов, звуки приоб­ретают значение фонем, чего нельзя сказать о звуках лепета.

Напомним различия меж ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава понятиями «звук» и «фонема». Зву­ков в каждом языке нескончаемое огромное количество, они в значимой степени варьируются в речи различных людей, но те различия, ко­торые играют роль в одном языке, возможно окажутся несущественны­ми для другого. Мы произносим, к примеру, обширное [Э] в словах сэр ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава, жест и узенькое [Э] в словах серенький, вечер, можем произнес­ти длинный звук [И] (ми-илый) и маленький звук [И], но эти раз­личия, принципиальные для британского языка (ср. теп — man, ship — sheep), не имеют значения для российского, потому что не помогают дифференци­ровать слова. Носитель российского языка на эти ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава различия просто не направляет внимания. Можно сказать, что эти различия фонема­тичны в британском языке и нефонематичны в российском. Зато раз­личие меж жесткими и мягенькими согласными (нос и нес, угол и уголь), такое принципиальное для российского языка, отсутствует в ряде дру­гих языков, поточнее, не является в их фонематичным. Означает ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава, пе­реход от лепета к речи есть сразу и переход от «общедетс­ких» вокализаций к определенному, определенному языку. Мы гово­рили, что лепет деток, осваивающих различные языки, различается, но различия эти лежат больше в плоскости просодики, чем инструментария звуков. Глубинный механизм перехода к языку — овла­дение ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава системой фонологических противопоставлений, соответствующих для данного языка. Постижение различий различных языков возмож­но только через обобщение акустических параметров звуков (с помо­щью слухового анализатора) и их артикуляционных особенностей (при помощи речедвигательного анализатора).

Фонема как некоторый звукотип, наделенный функцией создавать и различать звуковые оболочки словесных символов, подразумевает на­личие некоего ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава эталона; к постижению которого ребенок бессозна­тельно стремится. В дофонемный период (на стадии лепета) арти­куляция непроизвольная, в фонемном периоде она случайная, но никак не всегда удачная; существует разрыв, время от времени очень значимый, меж тем, что желает произнести ребенок, ориенти­руясь на речь взрослых, и тем, что у ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава него выходит. Он слышит шар и пробует произнести шар, но у него выходит С'А, СА, САМ, САЛЬ, САЛ. Осознавая разницу меж своим произношением и про­изношением взрослого (степень осознанности всегда повыша­ется), он стремится к успеху, совершенствуя свою артикуляцию. Конкретно для того, чтоб верно принимать фонемный со­став ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава слова и оценивать соответствие/несоответствие собственного произ­ношения установленному эталону, и нужен довольно развитый фонематический слух.


Анализу стадий становления фонематического слуха посвяще­на ставшая уже традиционной и переведенная на другие языки ра­бота Н. X. Швачкина. С детками годовалого возраста, находящими­ся на стадии перехода от лепета к словесной речи, он ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава проводил сле­дующие опыты. Ребенку демонстрировали либо давали для игры некие предметы и докладывали их измышленные наименования. Сло­ва подбирались так, чтоб они различались одной фонемой либо на­личием/отсутствием фонемы: бак—ак, пак—бак, бук—бак и т. п. Экспериментатор добивался того, чтоб ребенок усвоил соотнесен­ность ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава звукокомплекса с предметом, а потом просил показать либо дать бак, ак и т. д. При всем этом выявились последующие принципиальные законо­мерности восприятия фонем. Ребенок усваивает различия меж гласными ранее, чем различия меж согласными, т. е. различать бак и бук ему легче, чем, к примеру, бак и лак ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава. Обнаружились оп­ределенные закономерности в порядке восприятия гласных, зави­сящие от их главных артикуляционных черт.

Артикуляционные свойства гласных строятся, как изве­стно, на основании 2-ух основных признаков: степени подъема язы­ка и степени продвинутое™ языка вперед либо вспять. По степени подъема языка разграничиваются гласные нижнего подъема, при произнесении которых язык занимает самое ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава низкое положение в полости рта — [А], гласные высочайшего подъема, при образовании которых язык занимает самое высочайшее положение в полости рта -[И], [Ы], [У], и гласные среднего подъема, занимающие промежу­точное положение меж 2-мя обозначенными типами — [Э] и [О]. Гласные нижнего подъема именуют также широкими, а гласные верхнего подъема ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава — узенькими. По степени продвижения языка в пе­реднюю либо заднюю часть ротовой полости разграничивают глас­ные фронтального ряда [И] и [Э], заднего ряда [У] и [О], также сме­шанного, либо среднего ряда [Ы] и [А].

Первым в процессе онтогенетического развития формируется противопоставление по подъему языка, при этом гласный нижнего ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава ряда *- очень открытый, широкий звук [А], противопостав­ляется узеньким звукам, гласным верхнего подъема, все другие глас­ные на данном шаге недифференцированы.

Потом формируется противопоставление по ряду: гласные фронтального ряда, еще не отделяемые друг от друга и вроде бы составляющие единый звук [И/Э], противопоставляются гласным заднего ряда, также ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава пока не дифференцируемым [У/О]. На этом шаге ребенок может, к примеру, разграничить на слух бэк и бок, но не может разграничить бик и бек либо бок и бук. Последним формируется противопоставление гласных верхнего и среднего подъема, т. е. [Э] отделяется от [И], [У] от [О]. Интересно, что


последовательность возникновения ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава фонем в продуктивной речи такая же' поначалу, обычно, возникает [А] (недаром этот звук находится в самых первых детских словах), потом все другие гласные. Гласные [Э] и [И], также [У] и [OJ делятся в последнюю очередь. Женя Гвоздев в 1 г. 9 мес. произносил то ГУСЬ, то ГОСЬ, то нечто среднее меж ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава ГУСЬ и ГОСЬ. Схожим образом варьировалось произношение слов игрушки (то ГЛЁСКИ, то ГЛЮСЬКИ) и блюдо (то БЛЮДО, то БЛЁДО). Такая же неопределенность наблюдалась и при произнесении слов спичка и печка. Оба они произносились идиентично — ПЕЦ'КА /ПИЦ'КА с колебаниями в сторону то [И], то [Э ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава]. Слово снег произносилось то как НИК, то как НЕК. Такая согласованность в последователь­ности восприятия фонематических различий меж звуками и порядком их усвоения наблюдается только в области гласных, в области согласных такового совпадения, как показано в исследова­ниях В.И.Бельткжова и А.Д.Салаховой, нет.

В исходном детском лексиконе обычно находятся ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава все глас­ные звуки, не считая [Ы], который обычно заменяется звуком [И].

Порядок восприятия согласных фонем (по Н. X. Швачкину): поначалу осознается различие меж наличием/отсутствием соглас­ного (бак—ак), потом — меж сонорными и гулкими согласны­ми (бак—мак}, после чего — меж жесткими и мягенькими (нук ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава-нюк) и пр. Разграничение глухих и гулких согласных складыва­ется довольно поздно: на предпоследней стадии, хотя артикуляцией тех и других ребенок завладевает без особенного труда. Последним усваивается различие меж свистящими и шипящи­ми (жак—зак). Постижение этого различия тяжело для малыша и в плане артикуляции. Самое главное открытие Н.Х ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава.Швачкина со­стоит в последующем: когда ребенок приступает к активной словес­ной речи, т.е. начинает сознательно артикулировать те либо другие звуки, он уже фактически обладает системой главных фонологи­ческих противопоставлений, характерной его родному языку.

В науке в течение многих лет не стихают споры относительно того, какими факторами обоснована ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава последовательность появле­ния звуков в речи деток: их ролью в организации главных фоно­логических противопоставлений (точка зрения Р. Якобсона), их ар­тикуляционной сложностью (точка зрения А.Н.Гвоздева) либо их так именуемой перцептивной неровностью.

Не исключено, что все причины в той либо другой степени значи­мы: весомость звука в системе ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава противопоставлений является глу­бинным механизмом, определяющим необходимость их постиже­ния, но для вхождения их в продуктивную речь требуется, чтоб °ни были сначало восприняты и осознаны (и здесь перцептив-


но выпуклые звуки имеют преимущество). В качестве основного разрешающего момента, обеспечивающего возможность их вхож­дения в активную речь, выступает, непременно, доступность ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава арти­куляционных операций при образовании звука.

Практически у всех малышей последующий порядок усвоения согласных: губные возникают ранее язычных, твердые губные — ранее мягеньких губных, а мягенькие зубные — ранее жестких; смычные -раньше щелевых, свистящие — ранее шипящих. Схожий поря­док наблюдается и в других языках мира — он универсален.

Типично, что в лепете регистрируются ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава те же закономернос­ти, но, приступая к словесной речи, ребенок обязан опять пройти все эти стадии.

Так как лексикон начинающего гласить малыша очень ог­раничен и 1-ые несколько месяцев дополняется медлительно, воз­можности судить о детской фонетике при опоре на произносимые ребенком слова также ограничены. К тому ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава же набор первых слов у всех деток в неком смысле постоянен (можно выделить неко­торое ядро, постоянно присутствующее в лексиконе хоть какого начи­нающего гласить малыша): ПАПА, Мать, БАБА, AM-AM, ДАЙ и т.п. В связи с этим появляется вопрос: поэтому ли нет никаких дру­гих звуков, что ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава они не входят в этот исходный набор, либо этот на­чальный набор скомпонован из таких слов, которые ребенок в со­стоянии произнести?

Многолетняя традиция введения малыша в язык базирована на том, что слова, составляющие ядро исходного детского лексикона, имеют примитивное в фонетическом отношении устройство и дос­тупны для ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава малыша, не имеющего развитых способностей случайной артикуляции.

1-ые слова в фонетическом отношении тривиально ординарны. Они состоят из 1-го либо 2-ух слогов. В двусложных словах сло­ги в большей степени схожи (БА-БА, MA-MA, TAB-TAB, БИ-БИ), что припоминает повторение слогов в лепете. Не очень приметно выделение ударного слога — кажется ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава, что оба слога равноударны.

Равномерно происходит разделение ударного, характеризующе­гося огромным динамическим напряжением, и безударного, перифе­рийного слога. Ударный слог почти всегда занимает на­чальную позицию, т.е. практически все двусложные слова хореичны. У ряда двусложных слов звукоподражательного нрава продолжает со­храняться равноударность слогов (БИ-БИ, ТОП-ТОП, AM ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава-AM и т.п.). А.А.Леонтьев отметил в позднем лепете малышей словоподобные звуковые комплексы хореического типа (Леонтьев, 1965). Эти ком­плексы не несут еще никакого смысла, но их ритмическая структу­ра вроде бы предвещает ритмическую структуру первых детских


слов. То же рвение к хореичности приметно при сокращении мно­госложных ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава слов. Разумеется, нельзя считать обычным совпадением то событие, что хорей — любимый размер первых сочинен­ных ребенком стихов, что было подмечено К.И.Чуковским.

Подробнейший анализ последовательности усвоения звуков был проведен А. Н. Гвоздевым в речи отпрыска Жени. К 1 г. 9 мес. (когда начались периодические наблюдения) в лексиконе Жени было 87 слов, что позволяло ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава судить об освоении практически всех звуков род­ного языка. Отсутствовали только слова с мягенькими [X'] и [К'] со­гласными. В репертуаре малыша уже были последующие согласные:

. смычные губные [Б], [Б1], [П], [IT], [M], [М']; Мать, ПАПА, ПАТЬ (спать), МЕСЯ (месяц), ПИСИ (пиши),

• смычные зубные мягенькие; [Н'], [Л ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава'], [Т']; НИГА (книжка), ДЯДЯ,
ТЕТЯ;

• щелевые зубные мягенькие [С'], [Л1], [J]; ГУСЬ, АЛЯ (Валя), Я
(яблоко);

• смычные задненёбные [К], [К'], [Г]; КОЛЬКА (корка), ГАГА
(о гусе), КИСЬКА;

примеров на [Г'] не оказалось, но в последующем месяце этот звук уже был (неотмеченность звука не свидетельствует о том, что ребе­нок не в состоянии ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава его произнести. — СЦ);

• задненёбный щелевой жесткий [X], примеров на мягенький [X']
не оказалось, но звук этот был отмечен в последующем месяце.

Отсутствовали:

• губно-зубные щелевые [В], [В'],[Ф|, |Ф'];

• смычные зубные твердые [Н], [Д], [Т] и аффриката [Ц];

• щелевые зубные твердые [С], [3], [Л], мягенький [3'];

• передненёбные шипящие: [Ш], [Ж], [Ш ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава11Г], [ЖЖ'], [Ч1];

• зубные дрожащие [Р], [Р'].

В следующих исследовательских работах главные закономерности, вы­явленные А. Н. Гвоздевым, были в главном доказаны мате­риалом речи других деток, хотя различного рода личные раз­личия имеют место. Так, некие детки усваивают заднеязычные позже, чем Женя Гвоздев.

Анализируя предпосылки усвоенности либо неусвоенности ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава того либо другого звука, А. Н. Гвоздев сделал вывод, что все дело в усвоен­ности либо неусвоенности определенных артикуляционных работ, общих для всей группы неусвоенных звуков. Так, неусвоенность [В], [В'], [Ф], [Ф'] разъясняется еще не выработавшимся умением создавать щель, нужную для образования этих звуков, меж верхними зубами и нижней ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава губой. Неспособность поднять кончик языка (без поднятия фронтальной его спинки) делает неосуществимым произнесение жестких [Н], [Д], [Т], [Ц], [С], [3J, [Л]. Сложен для


всех малышей механизм вибрации кончика языка, нужный для произнесения [Р] и [Р'], также работа по поднятию фронтальной час­ти языка к фронтальному нёбу - [Ш], [Ж], [ПШГ], [ЖЖ ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава'], [Ч'].

Для всех малышей можно отметить общие закономерности; губные усваиваются ранее, чем язычные, взрывные — ранее, чем щеле­вые. Последнее разъясняется тем, что произнести звук в момент раз­мыкания органов речи намного проще, чем в течение некого времени держать органы речи приближенными друг к другу для образования щели, нужной для ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава прохода воздушной струи. Те звуки, которые ребенок еще не в состоянии произнести, он или пропускает, или (почаще) подменяет другими. Явление подмены одно­го звука другим носит заглавие субституции. Субституция — есте­ственный процесс, без которого нереально овладение звуковой системой родного языка. Общепринятое правило замещения отсутствую­щего звука было ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава сформулировано А. Н. Гвоздевым, который отме­чал, что в большинстве случаев на месте отсутствующего звука появляется звук, более тождественный по артикуляционным свойствам, более всех к нему приближающийся.

Так, твердые переднеязычные согласные в самом исходном пе­риоде заменяются мягенькими: НЕГА (много), ТЯМ (там), КАСЯ (каша), НЕТЬ (нет), КАЛЕ (галоши) и т. п. Единственный ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава перед­неязычный щелевой звук [С"] в самом исходном периоде заменя­ет все щелевые переднеязычные: СЮП(суп), СЁНТЬ (зонтик), СЕНЯ (Женя), ИСИ (отыскивай), ДОССИК (дождь). Гулкий взрывной [Б] у Жени и у многих других деток замещает [BJ: БАДЯ(вода),ДЕБАЦ-КА (девченка), БАЛЯ (Валя). В большинстве ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава случаев замещающий звук совпа­дает с замещаемым по активному действующему органу, т. е. губ­ные заменяются губными, переднеязычные — другими передне­язычными и т. п.

В ряде всевозможных случаев, осваивая произношение какого-нибудь звука, ре­бенок перебегает от 1-го субститута к другому, все более прибли­жаясь к нормативному произношению. Подмена 1-го субститута ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава другим либо возникновение на месте субститута замещаемого им звука не происходит мгновенно. В течение определенного периода наблюдаются колебания, время от времени можно увидеть краткосрочное возвращение к прежнему состоянию.

В период колебаний время от времени регится последующее явление — ребенок может опять подменять уже, казалось бы, крепко усвоенный им звук, который служил ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава какое-то временя субститутом неусвоен­ного звука, на тот звук, который был ранее замещаемым. Женя Гвоздев, в течение некого времени заменявший [Ш] на [С], осваивая произнесение [Ш], стал подменять им [С], т. е. гово­рить ШУДА заместо сюда и ШЫРОСТЬ заместо сырость. Это явле-


ние отлично знакомо логопедам ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава и получило в логопедических рабо­тах заглавие гиперкоррекции. К примеру, детки, которые под руко­водством логопеда обуяли звуком [Р], нередко начинают его упот­реблять на месте [Л], если [Л] ранее являлось субститутом [Р], т. е. молвят РАМПА заместо лампа. «МАМА, Я ТЕБЯ РУБЛЮ», -говорит четырехлетний Тема.

Не один раз ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава замечалось, что, чем ранее слово попало в лек­сикон, чем почаще употреблялось в не соответственном норме виде (т. е. с субститутом), тем сложнее ребенку конвертировать его звуко­вой вид, приблизив к нормативному. Работа по вытеснению суб­ститутов не является чисто механической — то событие, что слово как символ уже ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава получило в сознании малыша определенный, довольно крепкий «моторный» вид (перцептивный вид мо­жет с моторным и не совпадать, как в случае с Марина-Малина), очень значительно, и ребенок не склонен так просто с ним расстаться. Понятно упорство деток по поводу произношения ус­военных ими в искаженной звуковой форме ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава слов. Некие из их в таком виде есть длительно, хотя в подобных фонетических критериях детки просто произносят подходящий звук. Это еще раз де­монстрирует знаковый нрав речевой деятельности. Так, Саша Менчинский длительно упорствовал, произнося заместо лампа то ЛЯПА, то ТАПА, в то время как в других словах он подобные артикуляци ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава­онные трудности преодолевал удачно. У Жени Гвоздева было в лексиконе слово КИСЕНЬ с непонятной субституцией ([Н'] вмес­то [Л']), при этом держалось в таком виде длительно. Вася М., по свиде­тельству его бабушки, в течение 2-ух лет упорно называл колбас­ку КОЛДАСКОЙ, и никакие уговоры и разъяснения не помогали, а ЛИНГВИСТИКА ДЕТСКОЙ РЕЧИ 6 глава Стасик В. более года называл трамвай ТРАМВАЕМ.


linejnie-opori-sinteticheskaya-verevka-i-stalnoj-tros.html
linejnie-razvetvlyayushiesya-ciklicheskie-algoritmi-v-vba.html
linejnie-simmetrii-mnogogrannika-parosochetaniji-avtomorfizmi-grafa-statya.html