Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава

— Прекрасная британская клубника, — ободряюще произнес обладатель прилавка.

Син подарила ему ослепительную ухмылку и получила в ответ такую же. В очах торговца сверкнула искорка энтузиазма. Син не подразумевала завлекать внимание, а поэтому стремительно купила яблоко и отошла из поля зрения обоих колдунов. Женщина вгрызлась зубами в мякоть фрукта и чуток ускорила шаги – идет Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава девчонка, жует яблоко – что здесь увлекательного?

Она перебежала на другую сторону улицы и увидела, как две белокурые головы исчезают понизу изгибающейся каменной лестницы под надписью «Двор Зеленоватого Дракона». Син сосчитала до 5 и пересекла лицу прямо за колдунами, начала спускаться по ступеням тогда, когда они шли мимо Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава Саутвокского Собора, возвышавшегося на фоне неба как будто замок с развевавшимся флагом на башне и зияющими оранжевыми, голубыми и зеленоватыми огнями окнами. Мимо пронеслись бегуны, преследуя какую-то важную цель. Челюсти Син склеились от мякоти яблока, она не могла вынудить себя проглотить его. Колдуны спустились в тень Английского моста, и Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава пошли повдоль Темзы к большой белой яхте, все изогнутые и блестящие поверхности которой отражали сияние светлого неба. Судно всегда было там, только Син не замечала его. Заколдованный корабль.

Колдуны роскошно обошли делему возмездия от бесов — поселились на реке. Парочка поднялась на борт, и Син с облегчением отшвырнула яблоко и Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава сорвалась на бег по тропинке вниз. В тот же момент заурчал мотор яхты. Син тормознула в шаге от корабля, касаясь рукою сверкающей поверхности. Это шанс, может, единственный, пробраться к колдунам и заполучить жемчужину. Тогда и она одолела! Если колдуны найдут ее, она погибла. Женщина смотрела на зияющую белоснежную палубу и Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава гнала прочь сомнения.

— Что вы делаете?

Син обернулась на глас, подавляя вероломное чувство вины. Перед ней стояла дама с копной рыжеватых волос, ее губки, накрашенные фиолетовой помадой, кривились от недоумения и недовольства. Син не увидела знака посланника и не распознала в ней колдуна — рядовая тетка, но, если она Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава завлечет внимание колдунов, Син точно труп.

Женщина отпустила зажатый в кармашке ножик.

— Я знаю обладателя яхты, — торопливо произнесла Син. — Вот стою и думаю сделать ему сюрприз — зайти в гости.

Глаза дамы подозрительно сощурились, как захлопнутые перед носом двери.

— Я обязан согласиться с этой леди, — произнес Алан.

Син на уровне мыслей Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава проклинала «удачную» встречу. Алан спускался по тропинке от собора. Он смотрелся неуловимо изменившимся с последней встречи. Рубаха, обтягивающая плечи казалась безупречной, а губки сжались в узкую линию.

— Ты же знаешь, что для тебя тут больше не рады, Бэмби, — сердито продолжал Алан.

Син несколько мгновений изумленно таращилась на парня, позже перевела Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава взор на даму, та смотрелась заинтригованной. Син подняла руку и распустила волосы, волной упавшие ей на плечи. Женщина накрутила локон на палец, посмотрела на даму и проворковала: «Вот видите, я же гласила, что знаю владельца».

— Ты ЗНАЛА моего брата, — выделил Алан. — Папа ясно отдал осознать, что Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава ваше знакомство окончено.

— Клайв, ты таковой зануда, — протянула Син. — Я знаю, что Ник будет рад меня созидать.

— Николаса тут нет, — с самодовольной усмешкой произнес Алан. — Не думаю, что папа обрадовался бы вашей встрече.

Син пожалела, что у нее нет жвачки. Она выдула бы большой розовый пузырь, чтоб еще более Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава соответствовать роли. Женщина вышла из положения по другому, она положила руки на ноги, развернулась к Алану, показывая извивы.

— Уверена, что ТЫ мог бы показать мне яхту, — произнесла она с ленивой улыбочкой.

— Не сомневаюсь, что ты чуть-чуть рад меня созидать.

Рыжеволосая смотрелась шокированной от таковой наглости.

— Даже меньше, чем Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава малость, — произнес Алан. На лице рыжеватой отразилось ублажение. — Пойдем, Бэмби, я поймаю для тебя такси.

Он шагнул вперед, взял Син за локоть, и с брезгливым выражением лица потянул её за собой, кропотливо сохраняя дистанцию и оглядываясь через плечо.

— Спасибо за вашу внимательность, мадам, — обходительно поблагодарил Алан.

— Не стоит благодарности, — ответила Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава рыжеволосая, гордо вздергивая подбородок.

— Кажется, я недооценила тебя, Клайв, — вздохнула Син. — Ты – реальный зануда.

Через несколько минут схожей буксировки Алан сбавил темп, и Син рискнула поглядеть через плечо. Дама оборотилась к ним спиной и пошла прочь. Яхта колдунов отходила от берега. Неувязка выбора разрешилась сама собой — его сделали Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава за Син. Она не знала, что ощущать – облегчение либо разочарование. В целом, это малюсенькое приключение можно было именовать победой, решила женщина. В конце концов, она добыла подходящую информация и даже немного повеселилась.

— Бэмби? — Син оборотилась и яростно уставилась на Алана.

— Клайв? Серьезно? — парировал тот.

— Ну, это было очень наиграно Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава.

— Все же, сработало.

— Само собой, ты ж настолько не мало практиковался. Видимо, все выходные провел в этом прикиде, — поддела Син. — Ну?

— Что ну?

Син одарила его ленивой ухмылкой в «Бэмби»-стиле.

— Околпачь меня, Клайв.

Одна бровь Алана поползла ввысь, но он включился в игру, улыбнулся, засунул руку в кармашек, и Син увидела Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава блик пистолета в его ладошки.

— Я ставил один опыт по химии. Прошу прощения, что шум потревожил тебя. Я в классе для продвинутых студентов, и когда я учусь, я теряю связь с реальностью.

Син растянула из собственного кармашка ножик и показала Алану.

— Это — реквизит. Я с ним Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава танцую. — Син выдержала театральную паузу. — Танец животика.

— О, кажется, это звук мотора. Мой брат увлекся автомобилями, как ты уже увидела. Не беспокойся, я замолвлю за тебя словечко.

— Естественно, я запомнила вас, ребята, еще с прошлой Ярмарки. — Син возвратила ножик в кармашек. — Ну и кто бы не запомнил?

— Вообще-то, — смущенно уточнил Алан Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава. — Это была моя 1-ая игра в покер.

Син рассмеялась открыто и отрадно, восхищенно сияя ухмылкой, как солнечный свет играющий на водах Темзы, полностью счастливая от того, что кто-то делил с ней игру.

— Что ты тут делаешь? — тихо спросила она. — Ты смотрел за мной?

Пару раз мужчины Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава уже преследовали ее, и это было отвратно и пугающе. Они следовали за ней, желая владеть, скрытно и без ее согласия. Син приходила в ярость от такового. Алан, если и преследовал ее, то с целью посодействовать. Она не могла на него рассердиться, быстрее, ощущала себя польщенной. Для нее было внове знать Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава, что кто-то красивый и молодой, смотрит за ней. В личных отношениях даму преследовали беды, она изредка испытывала энтузиазм так сильный, чтоб пережить разлуку от одной встречи до другой. Ну и как можно было серьезно принимать юношей, использовавших ее в качестве утехи в наилучшем случае, либо только строящих глазки Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава — в худшем. Алана она принимала серьезно. Он смотрел на нее сверху вниз серьезно и пристально, видя больше, чем другие. Ей хотелось, чтоб Алан лицезрел это, и ему нравилось то, что он лицезреет.

— Я смотрел за кое-кем другим, — ответил Алан.

— Понятно.

— Но позже увидел тебя и пошевелил мозгами, что для Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава тебя могла бы пригодиться моя помощь. Хотя, ты и сама бы совладала, я уверен.

— Спасибо, — Син, задыхаясь от боли, попробовала непосредственно улыбнуться. — Я вправду благодарна для тебя за помощь. Если я тебя задерживаю, ты можешь идти по своим делам, не смущяйся. Спасибо снова. Ты в порядке Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава?

— Да, все отлично. — Алан пользовался ее разрешением и, прихрамывая, стал подниматься по склону. Син безотчетно оборотилась в сторону реки, догадываясь, в конце концов, за кем смотрел Алан и, осознавая, что у нее как и раньше не было форы перед Мэй. На белой, зияющей палубе яхты стояла Селеста Дрейк, а рядом с ней Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава — полностью хладнокровная Мэй.

Син не прислушалась к словам Маттиаса, когда он предупреждал ее насчет соперницы. При всей собственной ревности, она считала Мэй подругой, кому можно доверять. На данный момент у Син было не настолько не мало людей, достойных доверия. Облака над рекой разошлись, солнце рябило в Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава воде, подсвечивая розовые калоритные волосы Мэй. В волосах светился символ — кинжал, рассекающий круг — символ посланника, человека, служившего колдунам.
Со станции метро Син позвонила папе и спросила, может ли она приехать повидаться с ним. По телефону его глас звучал утомилось и индифферентно, он тяжело и много работал.

— Это не непременно, я просто желала Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава повидаться. Не желаю напрашиваться, — торопливо произнесла женщина.

— Да не неувязка. Пожалуйста, приезжай, Си, — ответил отец, как делал это обычно. — Я всегда рад тебя созидать.

Син возвратилась в подземку, перебежала с Кольцевой полосы до Брикстона, длительно шла к дому отца от метро. Она столько раз отторгала предложения повстречать Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава ее, что отец закончил предлагать. Син обожала ходить пешком, используя это время одиночества, чтоб пошевелить мозгами и побыть наедине с собой, но сейчас ощущала только опустошение. Очень много навалилось разом, угрожая раздавить ее — Меррис одержима и практически потеряна, Мэй — предательница, Лиди того и гляди выдаст себя, а возлюбленная Ярмарка висит Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава неподъемным ярмом на шейке, топя ее в омуте. В такие деньки Син чуть могла вздохнуть, как будто по сути пробиваясь со денька к поверхности.

Она шла мимо потрепанной библиотеки, по длинноватой дороге через парк, мимо многоквартирных домов, пока не достигнула квартала без магазинов с прекрасными домиками. На улице, где жил Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава отец, росли старенькые деревья, их корешки вылезали из-под земли, взламывая тротуар, а кроны сооружали золотистую крышу над головой, усеивая цемент зеленоватым и коричнево-желтым ковром, с редчайшими вкраплениями красного. Син считала дом красивым — с остроконечной крышей, большущими прямоугольными окнами — он смотрелся как дом, где живут Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава обыкновенные, приятные люди без скелетов в шкафу. Весело, что в нем была комната для неё. Она не спала в ней ни денька, с того времени как предки расстались. Отец пробовал сделать этот дом их пристанищем насовсем, а мать нигде не желала оставаться навечно. Син всегда обожала этот дом. Ей нравились её Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава двоюродные сестры со стороны отца, танцевавшие с ней на карнавале в Ноттингем Хилл, и она была бы не против осесть в схожем доме, но не могла смириться, что ей тогда остается только танцы раз за месяц на Ярмарке. В конце концов, папа поселился в доме без их.

Женщина постучала Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава в дверь, покрашенную в голубий цвет. Отец сразу открыл ее, как делал всегда, как будто страшился, что она утомится ожидать и уйдет.

— Син, — отец обнял ее. Они были практически схожего роста сейчас. — Отлично выглядишь! Я рад тебя созидать.

— Да, не достаточно что поменялось, — Син улыбнулась особенной ухмылкой, только для Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава него. Отец с матерью разошлись так издавна, но они привыкли притворяться.

— Выглядишь незначительно вялой, — отец выпустил ее из объятий и погладил по лицу. — Знаешь, если б ты решила остаться здесь дольше, хотя бы на неделю, я был бы очень рад.

— Я знаю, — произнесла Син и проскользнула на кухню. Отец три Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава года вспять обновил там линолеум. Бабушка Тесс, готовившая сэндвичи на кухне, окинула Син неодобрительным взором, как делала всегда, завидев внучку. Вероятнее всего, бабушка лицезрела в ней красивую белоснежную даму, ее мама, соблазнившую её отпрыска и разбившую ему сердечко. Бабушка не знала о Ярмарке Гоблинов, но отец знал Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава, хотя и не сумел осознать, почему мать не не станет плясать.

— Чуток больше внимания тебя не уничтожило бы, — проворчала она, кладя перед женщиной ее возлюбленный сэндвич с солеными и наточенными чипсами по бокам. Бабушка предпочла бы иметь много внуков, чтоб портить и баловать их. Син поблагодарила её.

— Я приготовлю Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава нам чай, — предложил отец, — а ты расскажешь, как дела в школе.

Син жевала собственный сэндвич, рассказывая им отредактированную версию происходящего, вставляя замечания, понятные папе и ничего не значившие для бабушки, но не позволяя выяснить всю историю. Бабушка допила чай и поднялась к для себя, глядеть телек. Она всегда так вела себя Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава, стараясь не проявлять излишнюю заинтригованность делами Син и ею самой. Она считала, что ее отпрыск очень уж радуется встречам с дочерью, в то время как та чуть ли была заинтересована в нередких визитах к ним и не испытывала желания выяснить их лучше.

— Как твоя работа, пап? — мало неудобно Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава спросила Син, стараясь свернуть с полуправдивого разговора. Место того, чтоб побеседовать о том, что ее беспокоило, женщина обхватила чашечку рукою и склонила голову, слушая о приключениях бухгалтера, так же непонятных для нее, как жизнь танцора — для него.

Женщина пробудилась от прощального солнечного луча, проникающего через окно. На улице Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава сгущались сумерки, как будто кто-то разлил чернила в воздухе. Отец посиживал за столом, уставившись в чашечку с остывшим чаем. Син отметила, что седины в его кудряшках и на висках прибавилось.

— Прости, — мягко произнесла женщина. — Из меня та еще компания.

— Ты все еще сердишься? — утомилось спросил отец.

Когда Син была младше Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава, она отчаянно злилась на отца за то, что тот не в состоянии осознать, что мать родилась танцовщицей, что Ярмарка — это величавое и славное дело. Она злилась, что отец бросил ее. Полностью обычная реакция для малыша, когда кто-то близкий уходит, хотя он старался все поправить изо Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава всех сил. Когда Виктор бросил маму, он пропал навечно и даже не пробовал связаться, выяснить, как там Тоби и Лиди. Некие мужчины даже не стараются.

Син закончила злиться на отца, в конце концов, он был прав: мать рисковала собой и погибла. Тяжело ждать, что обычный мужик станет расслабленно глядеть, как возлюбленная рискует Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава собой каждый месяц ради острых чувств.

— О чем ты говоришь? — уточнила женщина, вгрызаясь зубами в остатки сэндвича. Он высок и с трудом жевался, но Син старалась всегда съедать то, что готовила бабушка Тэсс. К тому же, это бесплатная пища. — Мне нужно бежать.

— Может, останешься на ужин Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава?

Син злилась так, что два года не брала трубку, когда отец звонил. Мать так и не простила его до самой погибели. Тогда Син сообразила, что мать обожала его посильнее, чем окружающие могли поразмыслить. Дела возобновились, Син встречалась с папой на полпути, и было безжалостно упоминать о Викторе. У отца никогда Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава никого больше не было. Женщина учитывала это, играя свою роль до конца. Отец и понятия не имел, почему дочь не может остаться. Он не знал о Лиди и Тоби. Это были не его детки, и она никак не могла поведать ему о их, боясь, что он захотит дать их Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава в приемные семьи либо бросить на Ярмарке, а Син заберет к для себя, чтоб она обучалась, пошла в институт, съездила к морю и научилась плавать — сделала все, о чем он настолько не мало гласил. Это был единственный метод сохранить тайну. Отец желал, чтоб она жила с ним после Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава погибели матери, даже обещал, что позволит ей плясать, сам будет привозить ее на Ярмарку. Син отказалась, произнесла, что будет жить с Меррис Кромвель.

— У меня настолько не мало работы, папа, — смотря на него распахнутыми очами, ответила Син. Отец с трудом поднялся из-за стола, тяжело делая упор на руки, как Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава будто выталкивая себя ввысь. Он шагнул к дочери и в ее ладонь скользнул рулончик из купюр.

— Порадуй себя чем-нибудь для собственного старикашки-отца.

— Можешь быть уверен — порадую, — кивнула Син. Недельный припас товаров для деток всегда кстати. Син чертовски опаздывала, но позволила для себя прижаться к папе на пару минут Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава, смотря, как догорает денек. Любовь стоит больше, чем ты можешь заплатить. Лицо Алана, когда он гласил это, исказилось болью. Но любовь стоит того. Некие люди всегда остаются, невзирая на стоимость, что приходится заплатить. Но ты не можешь ждать от людей, чтоб они остались. Син не знала метода, как Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава вынудить кого-либо обожать ее так, чтобы он остался невзирая ни на что.

Глава 6

Нападение

Меррис приглядывала за одержимыми в Доме Мезенция все выходные, потому Син пришлось ожидать, чтоб поведать о Мэй. Она не знала, кому еще может поведать об этом и отчаянно нервничала. В пн Син изловила себя Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава на мысли, что посиживает в школе и не может сосредоточиться ни на чем, не считая мыслей о предательстве Мэй и том, что та докладывает все Селесте Дрейк.

К обеду ее нервишки натянулись до максимума, ей была нестерпима даже идея о дискуссиях с обыкновенными людьми, не имеющими понятия о мире, в каком она Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава жила. Син собрала собственный обед и пересела за стол к Нику, говорившему по телефону и уничтожавшему взором хоть какого, кто пробовал сесть рядом.

— Исчезни, — процедил юноша.

— Потаенная подружка?

— Потаенный кочевой цирк, — буркнул Ник. — Эксклюзивное предложение для меня, а непосредственно Бородатая Леди.

— Я так рада, что ты повстречал любовь Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава всей жизни, — произнесла Син. — Лопаешь йогурт?

— Ага, — кивнул Ник и уставился на неё.

— Уверен? — переспросила Син. — Я могу съесть его в сексапильной манере.

— Я тоже, — парировал Ник. Син пожала плечами, и он продолжил: «Мы все ещё знакомы?»

— Я задумывалась об этом. Да. Большая часть девчонок задумывается, что Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава я просто желаю использовать твой демонический зад.

Ник счистил йогурт с крышечки и осмотрелся, Син показалось, что в его очах мелькнула вспышка веселья.

— Ты права, девчонкам тяжело устоять перед этим, — Ник указал ложкой с йогуртом на свое тело и выслал ее в рот.

— Как я до сего времени сдерживаюсь, разума не приложу Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава, — иронически увидела Син.

У Ника был прекрасный рот, но женщина изловила себя на мысли, что лихорадочно крутит в пальцах апельсин, думая об Алане, его размеренных, приносящих уверенность голубых очах и прекрасных руках. Все это выбивало Син из колеи, принуждало злиться на себя, на весь мир и на других юношей Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава, какой бы красивый рот у их ни был.

— Алан произнес, что ты учишь его стрелять из лука, — Син вскинула голову и уставилась на Ника с подозрением. Он, что, умеет читать мысли? Юноша был непроницаем и холоден, как обычно. — Ты умеешь стрелять из арбалета?

— Огромного мозга для этого не Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава требуется, — презрительно фыркнула Син. — Всего-то прицелится и всадить в кого-нибудь болт.

— Вот что я называю «повеселиться», — кивнул Ник.

— Я не профи, но смогу обучить тебя основам.

Ник кивнул.

— Алан произнес, что вы вроде как друзья, — Син показалось, что в голосе Ника прозвучало одобрение.

— Вроде как, — с деланным Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава равнодушием подтвердила Син. — Я имею ввиду, что мы с тобой тоже вроде как друзья.

— Нет.

— Что? — уставилась на него Син.

— У меня уже есть один.

— Один друг? — уточнила женщина. Ник кивнул.

— От него очень много проблем, так что я не уверен, что выдержу еще 1-го друга.

Ник возвратился к Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава поеданию йогурта, не замечая реакции Син. У братьев Райвз, похоже, имелось общее хобби — отторгать Синтию Дэвис.

— Ты имеешь ввиду Алана? — уточнила женщина.

— Алан — мой брат. — Ник смотрел на нее как на сумасшедшую. — Ты встречалась с моим другом. Его зовут Джейми.

Младший брат Мэй, чернокнижник, ушедший в ковен, чтоб быть со Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава своими.

— Ааа, вот с кем ты повсевременно треплешься по телефону, — воскрикнула Син. Ник промолчал, но, так как он был бесом и не мог врать, женщина приняла это за утвердительный ответ.

— Уж вот не пошевелила мозгами бы, что какой-либо колдун сумеет сдружиться с бесом.
Ник пожал плечами. Син Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава поставила подбородок на кулаки и принялась пристально рассматривать Ника.

— А Мэй, кто она тебе? Не подруга уж точно, — женщина не собиралась дискуссировать дела Ника и Мэй, ей не терпелось посоветоваться с кем-то, пока Меррис находилась вне зоны доступа, чтоб решить, как действовать далее. Меррис не было, но Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава был Ник, и он знал, что Син не станет судить Мэй, пока не разберется совсем. На Ярмарке есть люди, готовые убить хоть какого, увиденного в связях с колдунами. Танцовщица желала знать, как далековато зашла Мэй, может быть, она просто запуталась. В конце концов, у самой Син в семье был колдун, а Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава мама погибла так же, как у Мэй.

— Как я могу судить, Мэй — будущий фаворит Ярмарки Гоблинов, — оскалился Ник.

— Да, с чего бы это? — ровненьким голосом спросила Син.

— С того, что она этого желает, а означает, я желаю этого для неё, — ответил Ник. — Мэвис всегда получает то, что желает, как Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава я знаю.

Син ощутила облегчение от того, что Ник сам избрал сторону Мэй, а не по приказу Алана.

— Если Мэй — наследница Ярмарки, то кто тогда я?

— Почему меня это должно тревожить? — спросил бес.

— Я скажу для тебя почему! Мэй заключила сделку с ковеном Авантюрина.

Ник метнулся вперед и Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава больно схватил даму за запястье. Син потянулась за ножиком, а Ник, уронив ложку, за своим. Они застыли над столом, ощетинившись, под любопытными взорами всей столовой, держа руки на оружии.

— Мы не можем делать это тут, — одними губками шепнула женщина.

Ник встал, скачком поднял даму на ноги, как будто Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава она весила не больше коробки с обедом, и потащил за собой. Вторую руку он держал в кармашке, Син была убеждена, что там ножик.

Инцидент не остался незамеченным, и женщина постаралась смотреться смущенной и польщенной, пока Ник тащил ее к выходу из столовой, но чуть за ними захлопнулась дверь, стерла с лица Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава глуповатую ухмылку. Ник втолкнул Син в ближний пустой класс, краем глаза она отметила парты, выбившиеся из ряда. Из окна струился броский полуденный свет. Ни одного шанса на отступление, не считая двери, через которую они вошли. Танцовщица растянула один из ножей, закрепленный в ножнах на спине. Ник Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава вывернул ее запястье. Боль прострелила руку до плеча, и ножик отправился в полет. Ник кинул Син через класс, придавил ее руку к исписанной мелом доске, наваливаясь всем телом, чтобы женщина не смогла достать до второго ножика.

Бес одарил ее долгим взором, прядь смоляных волос мазнула шелком по лицу Син, когда Ник Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава наклонился.

— Я тебя одолел, — мягко произнес он.

Женщина заулыбалась, прижимая кончик лезвия карманного ножика к хлопковой ткани футболки на напряженном животике беса.

— Неуж-то, — усмехнулась Син, вторгаясь в место Ника и посильнее прижимая ножик. Он даже не вздрогнул, как будто каменный, продолжая глядеть на нее пустым взором с полностью Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава бесстрастным лицом.

— Я лицезрела ее, Ник, с колдунами. У нее был знак посланника. Если на Ярмарке выяснят об этом, ее порвут на кусочки.

Воцарилась тишь, во время которой Син безрезультативно испытывала хватку Ника на крепкость, единственная возможность обрести свободу — использовать ножик, но женщина не была готова к этому.

— Так Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава, ты ведь не собираешься говорить об этом на Ярмарке? — требовательно спросил Ник.

— Я не желаю этого делать. — Син глубоко вздохнула. — Не желаю причинять ей боль, я понимаю, почему она это сделала, ведь ее брат — колдун.

Син лицезрела младшего брата Мэй в один прекрасный момент, он остался в памяти как Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава нечто неинтересное и малозначительное. 2-ой раз женщина повстречалась с ним во время нападения на Ярмарку Гоблинов, тогда он сражался на их стороне, воздев руки, и глаза его сияли волшебным огнем.

Сердечко Син ёкнуло, когда она поразмыслила о том, что это могло бы значить для Лиди. Скоро юноша пропал, и Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава Мэй произнесла, что он решил присоединиться к ковену. Мэй даже не додумывалась об этой связи меж ней и Син, и танцовщица возлагала надежды, что никогда и не догадается. Син снились кошмары: Лиди заходит в полную силу в шестнадцать лет и присоединяется к ковену.

— Не думаю, что Мэй — предатель Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава, но я не могу позволить колдунам прибрать к рукам Ярмарку. Я не знаю, что она собирается делать.

— Я тоже не знаю, — рыкнул Ник. — Я даже не в курсе, что она разговаривает с колдунами!

— И это — будущая женщина твоего брата? Вы даже понятия не имели о том, что она творит. Тебя ни Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава капли не волнует, что она может предать Алана? Предать тебя?
Ник еще посильнее сжал запястье Син, острая боль пронзила руку, обещая синяк, но женщина стиснула зубы и приставила ножик к животику беса.

— Она не сделает этого, — зарычал Ник.

— Откуда ты знаешь? — напористо сделала возражение женщина. Ты даже не знал Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава…

— Я знаю ЕЁ. Она этого не сделает.

Син вздохнула и убрала орудие, коснувшись его животика в том месте, куда только-только упирался кончик ножика. Ник шарахнулся в сторону как ужаленный. Только-только он сжимал ее запястья, и вот уже стоит в другом конце класса, залитый солнечным светом.

— Я не Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава желаю, чтоб Мэй пострадала. Я поговорю с ней и Меррис. Моя цель — сделать Ярмарку неопасной, потому я не стану болтать об этом. — Син повысила глас, пытаясь достучаться до Ника.

«Я знаю ЕЁ. Она этого не сделает!» Ник доверял Мэй. Син ощутила бы себя лучше, если б Ник засомневался, испытал Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава боль от предательства, это бы означало, что они понимают друг дружку.

— Давай проясним кое-что. Я не на твоей стороне. — Ник заговорил очень тихо, без капли чувств. — Если ты кому-нибудь расскажешь об этом, если хоть волосок свалится с головы Мэй, я тебя убью.

Вечерком Син возвратилась домой, чуть Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава волоча ноги после долгой пешей прогулки от метро. Меррис все еще не было.

— От нее чего-нибудть слышно? — спросила Триш.

— Нет, но я уверена, что завтра она появится, — ответила Син, одевая Тоби, чтоб забрать домой из шатра Триш. Дама собирала у себя малышей со всей Ярмарки, присматривая за Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава ними, пока пробовала новые рецепты. Тоби играл с парой младших деток Эльки, но с готовностью попросился на руки, чуть Син подошла к нему. Женщина взяла малыша на руки, зарылась носом в его волосы, вдыхая смешанный запах детского шампуня, молока и грязищи, Тоби, разумеется, копал норы в земле. Вес детского тельца Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава в руках успокаивал Син, присваивал убежденности, которой ей так не хватало на данный момент. Меррис произнесла, что уедет лишь на выходные.

«Что, если это конец? — холодно и жутко шепнул внутренний глас. — Что, если Лианнан взяла верх совсем?»

— Люд тебя отыскивает, — Триш возвратила Син в действительность. Женщина Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава кивнула, ощущая тихую панику.

Тоби говорил сестре на ухо длинноватую, несвязную историю о том, чем он занимался весь денек, больно дергая Син за волосы, за одежку. Мысли в ее голове напоминали очередной детский монолог — напористый, нескончаемый и торопливый круговорот — что желают от нее люди, как она сумеет сбежать с Ярмарки Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава, должна ли она разоблачить Мэй, чтоб пресечь её пробы захватить власть, что сделает Ник, если она так поступит?

Син еще не была готова встречаться с кем бы то ни было. Она расхаживала по газону, за своим трейлером и задумывалась, задумывалась, задумывалась, пока не село солнце, и холодный вечерний бриз не коснулся Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава ее шейки. Будущее представлялось прыжком в пустоту. Син ощущала себя нездоровой и измотанной. Она открыла дверь трейлера одной рукою, все еще держа на 2-ой руке Тоби, и придержала локтем дверь для Лиди. Снутри, прислонившись к столу с хрустальным шаром, стояла Мэй. От 1-го взора на соперницу, Син задохнулась от Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава обиды и возмущения. Мэй была неописуемо размеренна и собрана, розовые волосы аккуратненько причесаны, а на выглаженной футболке красовалась надпись: «Когда я играю в доктора, я играю, чтоб победить». Син опять ощутила себя измочаленной, ее запястья всё еще ныли.

— Мэй, — ослепительно улыбнулась женщина. — По традиции, знаешь ли, прогуливаются в Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава гости по приглашению и хозяева при всем этом дома.

— Прости, — ответила Мэй, — Филлис произнесла, что я должна дождаться тебя снутри.

Син готова была спорить, что Мэй длительно колебалась, до того как вломиться в ее дом. Женщина смотрелась от всей души виновной, хотя сама Син не в особенности заморачивалась по Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава этому вопросу. У их есть более принципиальные темы для обсуждения. Син засунула Тоби в руки Мэй, торжествуя от малеханькой успешной мести – оба одарили ее до забавного схожим обиженным взором.

— Я рада, что ты тут. — Син стянула с себя рубаху. — Я желала побеседовать с тобой.

— Ага, — Мэй осторожно покачивала Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава Тоби, как будто страшилась, что его голова может отвалиться. — Ник произнес, что ты захочешь.

— Ник произнес? Неуж-то? — переспросила Син.

— Привет, — вмешалась Лиди. Она взобралась на кровать и восседала в красноватом море из одеял, увенчанных пиратами, уставившись на гостью большенными очами.

— Ой, привет, — неудобно поздоровалась Мэй. Син не Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава стала ей помогать совладать с ситуацией, пожала плечами и повесила блузу на стул и уставилась на совсем смутившуюся Мэй. Та одарила ее похожим взором и произнесла:

— Я никогда не предам Ярмарку. Как и ты. Желаю, чтоб ты знала это.

— Думаю, ты понимаешь, что у меня есть предпосылки колебаться в Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава этом, — парировала Син, выскальзывая из школьной юбки, и потянулась за джинсами.

— Мне предложили символ посланника. Я приняла его. У меня были свои предпосылки, — продолжила Мэй.

— Твой брат, — кивнула танцовщица.

Син села на кровать, рядом с сестрой, придавила ее к для себя одной рукою, 2-ой скатывая с ее ног носочки. Лиди комфортно Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава устроилась в ее объятьях, уткнувшись головой в ключицу Син. Женщина прогнала отчаянный ужас — в один прекрасный момент утратить сестренку.

— Моя мама, — произнесла Мэй.

Син подняла голову, изумленно смотря в прохладное и расчетливое лицо Мэй, ставшее таким с момента, как ее мама свалилась, сраженная чернокнижником.

— Ковен Авантюрина убил её Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава, — произнесла Мэй. — Я заставлю их пожалеть об этом.

Син вспомнила о своей маме, как оскаливалось улыбкой существо снутри неё. Некоторого было винить, не считая беса, если б Син могла отомстить ему, она без колебания отважилась бы на это.

— Хочешь добраться до того, кто убил её?

— Нет, — сделала возражение Мэй. — Я знаю Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава, кто привел ковен на площадь, кто отдавал приказы и несет ответственность за происшедшее. Я желаю добраться до Селесты Дрейк.

— Мы все желаем до нее добраться, — терпеливо произнесла Син, — потому мы тут.

— Не у всех нас есть доступ. У меня есть. И я знаю, почему ковен до сего Лихорадка ярмарочной ночи 5 глава времени не напал, так как Джеральд…

— Явился за Аланом, — окончила за неё Син.


linejnij-matrichnij-ili-odnostupenchatij-deshifrator.html
linejnij-vichislitelnij-process.html
linejno-funkcionalnaya-struktura.html