Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава

Ник чуть уловимо пожал плечами.

— Ты уже убил даму, — Син старалась не вспоминать подробности погибели Филлис, когда кровь дождиком брызнула на палубу. — Какие ужасные вещи ты еще готов сотворить?

— Я делал и худшие поступки по причинам куда наименее принципиальным. Я не против.

— Я против, — шепнула Син. — Есть куча ролей, которые ты Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава можешь играть, оставаясь собой. Я так не могу.

— Алан одержим. За нами охотятся колдуны. Мэй и Джейми в угрозы. Ты можешь отыскать другое время для решения моральный проблем, а на данный момент просто посодействовать!?

— Я знаю, какая я, — зарычала Син. — Я знаю, как далековато я могу зайти и совладать с Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава этим бардаком.

Ник внимательно поглядел на неё, а потом в сторону, повстречался со своим демоническим взором в зеркале. Он сел на край ванной, вытянув длинноватые ноги. Бес двигался грациозно, как танцор, как и сама Син, он в точности повторял её движения, так что даже несуразные деяния Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава становились прекрасными. Женщина вспомнила ту вспышку эмоций годом ранее, когда они плясали совместно, до того, как все поменялось, до всей этой любви и боли. Ник провел руками по телу, как будто проверяя, все ли на месте, прочно зажал ладошки меж колен, как будто силясь сдержаться и не стукнуть кого-нибудь.

— Алану бы Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава понравилось, — угрюмо произнес он, — быть рядом с тем, кому можно довериться.

Син прислонилась к ногам Ника, отчаявшись обрести комфорт.

— Я не думаю, что ты поступаешь некорректно, — произнесла танцовщица. — Ты делаешь то, что необходимо. Алан мог бы гордиться.

— Не желаю мыслить, чем он мог бы гордиться, — зарычал Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава Ник. — Я желаю его возвратить!

Живое тепло тела рядом с ней, вот и всё утешение, что бес мог дать. Он делал это для собственного брата, так как она была небезразлична Алану. Син кивнула:

— Я тоже.

Син, в конце концов, призналась для себя, что ей в первый раз, по-настоящему Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава нравился Ник Райвз, невзирая на стойкое неприятие всего демонического.

Он очень старался, он обожал собственного брата, и благодаря этому, она сумеет рассчитывать на него в трудной ситуации. Син увидела в просвете двери, вздыбленную ото сна, ошарашенную Мэй. Танцовщица отпрянула, поняв, как двусмысленно они с Ником выглядели, и только позже Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава сообразила, что этот жест можно объяснить еще ужаснее. Равномерно пришло очередное открытие: Мэй не ревновала. Она улыбалась.

— Вот что мы собираемся делать, — произнесла она.

Глава 20

Грабитель жемчуга

Утро, из бледноватого, перевоплотился в ослепительное. Солнце прожгло дыру в небе, как желтоватый дротик от дартса, пронизав синеву насквозь. Наступил тот осенний денек, когда Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава все щурятся на ярчайшем свету, но продолжают зябнуть.
Син оставила Маттиаса-крысолова во главе ночной охраны Ярмарки, он оказался прекрасным стрелком.

— Тетивы поют для меня, — рассеянно произнес он Син и Мэй, умасливая тетиву. — Ваши голоса звучат страшно раздражающе. Уходите.

— Отлично, — произнесла Мэй. — Ты так роскошно выказал почтение к двум людям, один Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава из которых, непременно, будет твоим фаворитом.

— Предпочитаю людей, умеющих петь, тем, кто управляет, — сделал возражение Маттиас. — Вобщем, если б я мог голосовать, я бы поставил на Син.

— Я высоко ценю твою поддержку, — промурлыкала Син низким, хрипловатым голосом, на который мужчины все как один поворачивали головы. Маттиас поморщился, а танцовщица Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава, засмеявшись, задела его рукава и пошла далее рядом с Мэй. Сердечко Син внезапно дрогнуло, она посмотрела на действия, происходящие на Ярмарке, с другой стороны. Присоединение к ним людей с различными волшебными возможностями сделало Ярмарку больше и посильнее. Стало сложнее скрываться, но проще биться. Такой план.
Она никогда не сделала Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава бы подобного. Даже, если б такая идея влезла ей в голову, она ждала бы неизбежной катастрофы и не стала бы действовать. Мэй, напротив, веровала в фуррор и сделала все, как следует. Поняв, в чем состоял план, Син в первый раз испытывала к Мэй не раздражение напополам с обидой, а Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава благодарность. Танцовщица немного удивилась, заметив, как подруга глядит на нее задумчивым взором.

— Маттиас тебя лю-у-убит, — поддразнила её Мэй.

— Маттиас задумывается, что я никчемное существо, без вокального таланта, а, как следует, напрасно живу в этом мире.

— И все таки он тебя ЛЮБИТ, — усмехнулась Мэй. — Конкретно Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава так, большенными знаками. Желала бы я быть таковой же сердцеедкой.

— Стань выше ростом, — парировала Син.

Мэй ткнула даму в бок и обе рассмеялись. Син осмотрелась в поисках Ника, им пора было идти. Она увидела беса не сходу. Он посиживал за одним из столиков, с Джейми, уткнувшимся в карты. На Ярмарке все откровенно Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава сторонились колдунов, навряд ли Сэбу и Джейми стоит оставаться тут еще на одну ночь. Джейми смотрелся сосредоточенным и суровым, как прилежный ребенок, делающий домашнее задание. Ник посиживал рядом, опершись на локоть, без рубахи, и откровенно скучал. Син как будто смотрела нехороший спектакль, где актерская игра раздражала Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава нарочитой наигранностью. Ей ринулась в глаза совсем не рука, запутавшаяся в волосах, и не оголенный торс Ника, с талисманом на груди и ножнами на запястье, а его 2-ая рука со скрюченными пальцами, типо небережно лежащая на столе, в дюйме от выставленного на показ обрубка Джейми. Никто не кладет руку ТАК случаем Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава. Когда на месте культи появилась тень кисти, Мэй застыла и вцепилась в Син. Призрачная рука то появлялась, то исчезала, как колеблющийся мираж, призрачная, как отражение в воде, без костей, сухожилий и кровеносных сосудов. Казалось, что еще немножко, и она станет вещественной, если только Мэй не будет дышать и шевелиться Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава. Пальцы как будто опирались на грубую древесную столешницу, хотя рука была белоснежной и мертвенной. Краски хлынули, чуть Ник сжал свою руку в кулак, пальцы на призрачной руке по сути зашевелились.

Джейми, усердно притворявшийся, что не ведает о происходящем в последние пару минут, поднял глаза, после этого склонил светловолосую голову, став Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава на мгновение беззащитным. Син шокировал контраст темной метки беса и сияние белоснежных глаз. Она все еще страшилась его мало. Женщина выросла на Ярмарке, танцуя с демонами, но колдуны всегда были неприятелями. Джейми моргнул, без волшебного огня в очах он опять казался уязвимым.

— Что это? — дрожащим голосом поинтересовался Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава юноша.

— Рука, кретин, — рыкнул Ник. — Одну ты растерял.

— Ник, колдуны… за такую силу они уничтожат сотки людей, а ты продолжаешь разбрасываться ею. Я не могу полагаться на это.

— Можешь.

— Зависимость, посильнее, чем уже есть, — медлительно проговорил Джейми, как будто репетировал роль и ожидал ответной высказывания беса, которую тот не торопился Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава произнести. — Наркота!

Джейми воодушевился, обнаружив необходимое сопоставление:

— Это как если я — наркоман, а ты мой друг-наркодилер, дающий мне дозу безвозмездно. Ты просто пытаешься быть неплохим другом, а я всякий раз думаю: «Черт, эта наркота может стать неувязкой для меня», а здесь ты таковой: «Кому еще вкусненькую дозу». Я Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава понятно выражаюсь?

— Навряд ли ты на это вообщем способен, — ответил Ник.

— Хорошо, это должно закончиться.

— Как скажешь, — Ник отвернулся.

— Я не о дружбе, — взволнованно уточнил Джейми, — полегче с волшебной наркотой.

— Ты странноватый, — проворчал Ник, делая поворот назад, чтоб посмотреть на новую руку.

— Ты странноватый, — парировал Джейми. — Как эта волшебная война Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава завершится, я сделаю нам браслеты, и мы будем носить их всюду в символ нашей дружбы.
Джейми одарил Ника зияющей ухмылкой.

— До погибели, — произнес Ник, и Джейми заулыбался посильнее, удовлетворенный ответом.

Син направила внимание, что Сэб, стоящий в 10 футах от их в тени нового трейлера, что смотрелось так, как Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава будто он болтается кое-где рядом в зоне видимости Джейми, удовлетворенным не казался. Син подошла к столу и пробежала очами перечень, составленный Джессикой Уокер: вся собственность Селесты Дрейк и ковена Авантюрина.
Большая фортуна, что этот перечень оказался у Джессики впору, так как Ярмарка очень осмотрительно позволяет посланникам присоединиться Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава к ним: волшебные дармоеды, которые не платят долги. Посланцы смогли показать, что могут приносить полезную информацию. Если только она вправду была полезной в данном случае.

— Сэба волнует твоя близость с полуголым парнем, — увидела Син вслух.

Джейми сначала опешил, а позже ухмыльнулся:

— О, боги, Ник, ты не надел рубаху! Должно быть, сейчас Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава особый денек.

— Не зови его сюда, — пробурчал бес. — Ты лучше справишься.

Джейми кликнул:

— Эй, Сэб, поможешь нам со перечнем ковена?

Сэб одномоментно оказался около их, а Ник пробормотал:

— Слабак!

— О чем ты? Я просто пробую быть милым, — произнес Джейми. — Это так мило быть милым.

— Уж вот Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава не знаю.

— Давайте пройдемся по неким вещам, — Мэй подошла к Джейми, но трогать его новейшую руку не стала. Она исподтишка посматривала на нее и отводила взор, как будто страшилась, что та не выдержит ее взор и растает. — Так, отряд колдунов был послан за тобой и Ником.

— И они нас не изловили Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава, а означает, попробуют опять, — откликнулась Син. — Они сделают тривиальный шаг: еще одна атака на Ярмарку.

— Мы не позволим им сделать этот шаг, — произнесла Мэй. — Наилучшая защита — это нападение. Мы пойдем за ними сами.

Мэй сгребла в горсть розовые волосы жестом, неосознанно скопированным у Ника, Син на 100 процентов Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава была в этом уверена.

— Наш план атаки смотрелся бы намного лучше, если б мы знали, где, черт возьми, они на данный момент находятся.

— Они бросили «Корсар Королевы», — произнес Джейми. — Джеральд уверен, что выследить их на яхте для Ярмарки пара пустяков, плюс Ник ее поджег.

При упоминании имени Джеральда Джейми на мгновение уставился Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава в пустоту с этим же выражением лица, какое у него было, когда он посиживал прикованный. Он поглядел на свою новейшую руку и искривился вымученной ухмылкой.

— Вы сможете проверить каждый дом, обозначенный в этом перечне, — темно произнесла Мэй. — Изабелла только-только возвратилась из укрытия в Тауэре.

Син вопросительно Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава уставилась на даму, та не произнесла, что выслала разведчиков к домам Селесты Дрейк. Мэй тихо выдержала взор танцовщицы, а потом наклонилась вперед и хмуро уставилась на Ника с в один момент завышенным энтузиазмом, как будто тот был сложным уравнением, требующим незамедлительного решения.

— Что? — не выдержал он в конце концов. — У Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава меня на лице что-то, не считая красы?

— А что если мы смотрим на все это не под тем углом? — произнесла Мэй. — Джеральд ведь не только лишь унаследовал собственность Селесты и лидерство в ковене Авантюрина. Поначалу он получил ковен Обсидиана, после смерти Темного Артура.

— Разве у Темного Артура Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава была собственность в Лондоне? — неуверенно спросила Син.

Мэй как туристка, навряд ли понимала, что для колдуна жить кое-где вне местности ковена — большая уникальность. Мэй вновь одарила её холодным взором.

— Да, мы знаем, что у него есть дом в Найтсбридже.
— Там я вызнал, что я бес, — невыразительно увидел Ник.

Он Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава больше ничего не добавил. Син жестом подозвала Кьяру, та скользнула настороженным взором по серебристым очам Джейми, но подошла.

— Передай крысоловам и некромантам, что у нас еще есть одно место, которое нужно проверить.

— Как скажешь, шеф, — промямлила Кьяра и ретировалась.

Установилась очередь Син выдерживать сверлящий взор Мэй. Джейми откинул карандаш Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава. Син обернулась на шум и увидела, какой решимостью сияло его лицо.

— Желаю побеседовать с тобой и с моей сестрой, — произнес он, — без очевидцев.
Син посмотрела на Мэй, та смотрелась таковой же озадаченной как и она сама, а потом кивнула.

— Но, до того как мы пойдем, — Джейми поднял Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава руку, сотворенную Ником, и пошевелил пальцами. Солнечный свет покрыл их, как будто 5 золотых колец засияли. — Она смотрится практически реальной, — обидно увидел Джейми. — Практически. Давай, Ник.

Бес глубоко вздохнул, и меж вдохом и выдохом рука стала таять, беспрепятственно пропуская солнечный свет. Казалось, этот свет и есть мистика. А потом чудо Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава растаяло.

Джейми кивнул, придавил изуродованную руку к для себя и отвернулся. Они ушли в трейлер Айви, оставив снаружи тоскующего Ника и Сэба, стоявшего с таким видом, как будто он грезит разбить Нику лицо. Новый трейлер смотрелся жаль. Столько карт и книжек, собранных Айви и ее сестрой, было утрачено с той ночи. На Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава столе лежала карта Лондона и заметки, набросанные большим почерком Айви. Дама старалась им не мешать. Син лицезрела, как та сцепилась с Маттиасом. Он допекал её расспросами, почему она не выучила язык жестов, пока Айви писала на грифельной доске большими знаками: «Я люблю, чтоб все было записано Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава».

Трейлер остался в их распоряжении. Задернутые занавески делали полумрак, казалось, что Син, Джейми и Мэй уединились в древесной пещере. Син села в позе лотоса с одной стороны стола, Мэй — напротив нее, облокотившись на карты на столе. Джейми расположился во главе стола, вытянув руку, он сжал маленькую свечу, стоявшую в море карт Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава. Свеча вспыхнула, узкий ровненький язычок пламени заплясал на фитиле, отражаясь в очах колдуна как в зеркале.

— Дамы, — начал Джейми, — я желаю заключить с вами сделку.

Мэй нахмурилась и развеселилась сразу, сморщив нос, уставилась в недоумении на смешного и таинственного младшего братца. Син же лицезрела в Джейми сначала колдуна, а Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава поэтому принимала его полностью серьезно.

— Чего ты хочешь? — спросила она. Мэй переменилась в лице, услышав суровые нотки в ее голосе.

— Если я уговорю колдунов из ковена Авантюрина присоединиться к Ярмарке, я желаю, чтоб вы позволили им это сделать, — произнес Джейми.

— Ты просишь впустить убийц из ковена на мою Ярмарку Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава, — переспросила Син, — а что взамен?

— Если одна из вас произнесет «да», а другая — «нет», я поддержу ту, что даст мне хотимое. Поддержу как главу Ярмарки Гоблинов, — Джейми гласил серьезно, не смотря на сестру.

Син же, напротив, уставилась на Мэй. В мерцающем свете свечки та казалась белой и Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава шокированной, казалось, она растеряла дар речи, но не Син.

— Скажи мне, чернокнижник, чего стоит твоя поддержка?

Джейми расстегнул верхнюю пуговицу рубахи, в ложбинке у гортани лежали темные жемчужины. Он виновно улыбнулся. Юноша, чьим наилучшим умением стало притворство, нырнул за ожерельем, воспользовавшись тьмой, снял его с мертвого тела и носил на для себя Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава все это время, невзирая на заточение и опасность погибели. И ухитрился остаться вне подозрений.

— Моя поддержка дорогого стоит.

— О, я вижу, — произнесла Син. Она выросла на Ярмарке и безошибочно улавливала момент, когда стоит окончить сделку.

— Отлично, — произнесла она, и чуть ли не рассмеялась, лицезрев как Джейми занервничал. На Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава данный момент он был неописуемо похож на свою сестру. — Я сделаю это. Позволю им присоединиться.

Его сестра, все еще рассеянная и парализованная страхом, взяла себя в руки и процедила:

— Не считая Хэлен.

— Хоть какого, кто захотит присоединиться, — Джейми скопировал ее жест, упорно выпятив подбородок.

— Она уничтожила нашу Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава маму, — прошипела Мэй.

Джейми на мгновение замешкался, дернувшись как от боли, но опять выпрямился:

— Они все уничтожили чьих-то матерей. Может быть, и я бы убил чью-то мама, не появись под моим окном бес, не последуй мы за Ником и Аланом. Я не знаю. Но я точно знаю, что не Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава желаю мести. Я желаю дать им шанс порвать эту цепь.

— Я желаю мести, — произнесла Мэй, ударив кулаками по столу. — Желаю!

— Тогда я желаю, чтоб Син стояла во главе Ярмарки Гоблинов, — непоколебимым тоном заявил Джейми.

Повисла тишь. Син лихорадочно находила внутри себя чувство триумфа, но чувствовала только тихий кошмар Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава. Ярмарка воспротивится альянсу с колдунами, в их среде уже царствует полный хаос. Как ей получится скооперировать и танцы, и управление, и школу и Тоби с Лиди, жизнь в доме отца. Мэй не будет рядом, чтоб посодействовать и предложить свежайшие идеи. Она будет изгнана и предана своим братом.

— Что Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава если б это был я, Мэй? — спросил Джейми. — Они все — это я в другой жизни, сделавший неправильный выбор, ошибающийся опять и опять. Ты хочешь спасти меня?

Мэй длительно изучала его лицо, потом выдохнула:

— Ты безумный, — произнесла женщина, — но я люблю тебя. Хорошо, я тоже это сделаю.

Джейми заулыбался, смотря Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава на обеих притихших женщин, ошарашено взирающих на него. Он потянулся к шейке, нашарил колье и снял его с себя. Темный жемчуг качнулся над столом как маятник. Джейми бросил его в центр стола меж ними, сверкающей грудой в пламени свечки.

— Какое бы решение вы обе не приняли, я его поддержу Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава. Это стопроцентно находится в зависимости от вас, — произнес он и вышел, ничего не добавив. Он так деликатно одержал победу, просто расставшись с эмблемой величавой власти, свалив его в кучу среди стола. Сейчас это колье перевоплотился в знак власти Ярмарки Гоблинов.

Взоры женщин скрестились в тени, над огоньком свечки, и Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава застыли. Никто не вожделел сдаваться первой.

Через несколько часов Ник вошел к ним с известием — один из некромантов, шпионивший очами дохлой вороны за домом Темного Артура, лицезрел, как на ступенях появилась Лора, правая рука Джеральда, и вошла вовнутрь.
Они отыскали убежище колдунов. Практически всё готово для нападения, не считая 1-го пустячка.

Глава Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава 21

Ответы на все вопросы

Син с Ником крадучись вошли в квартиру. Женщина чуть ли понимала, чего она ждет, но, когда они переступили порог, все огни были погашены, стенки терялись в тени, а пол устилал пепел. Оба прошли вглубь квартиры, через мрачные пустые комнаты, молчком осмотрелись и удостоверились, что Анзу тут Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава нет. Син поглядела на Ника, но его лицо по обыкновению ничего не выражало. Она закрыла глаза и попробовала взять себя в руки и притвориться безупречной актрисой, разыграть безупречное представление. Син прошла на кухню, прямо туда, где Анзу целовал её, к кухонному столу, упала на него. Она слышала шаги Ника Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава, эхом разносившиеся в тиши. Он протопал по холлу и тормознул напротив неё. Син не отыскала внутри себя сил поднять голову и поглядеть на него. Бес стоял очень близко, женщина застыла, почувствовав тепло, исходившее от его тела рядом с её ногой.

— Алан, — глас Ника подорвал тишину. Он произнес это таким Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава тоном, как будто проклял. Син, не удержавшись, вскинула голову. Ник уставился на даму всасывающими, темными очами. Она поежилась, не способен сдержать дрожь, ощущая себя жутко одинокой, вдалеке от людского тепла, под пристальным взором беса.

— Знаю, — шепнула она. — Я не желаю его отпускать.

Лицо Ника расплывалось в черно-белой Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава дымке перед очами, он стоял очень тесновато. Син покрылась мурашками от жаркого дыхания беса на лице. Чувствовать его так близко — все равно, что находиться рядом с хищником. Дрожь промчалась с головы до ног. Он конвульсивно вздохнул, негромко, но так, как будто боль разрывала его надвое изнутри, превращая его из Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава ночного ужаса в реальное существо. Син подняла руки и положила ладошки на его плечи — твердые и теплые. Он грубо клюнул её поцелуем в уголок рта и щеку. Таким неловким он никогда ранее не был с ней.

— Фортуны, — произнес он ей на ухо.

Оба услышали чуть различимый, вероломный скрип двери. На Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава мгновение тело Ника окаменело, превращаясь в кандалы вокруг Син, но она свободно выкрутилась из его рук. Она шагнула в холл и повстречалась лицом к лицу с Анзу, входящим в квартиру. До боли обычное действо: человек возвратился домой, только волосы, сиявшие броской киноварью над бледноватым, как будто кость Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава, лицом выдавали ядовитую гадину, угнездившуюся снутри него.

— Анзу, — воскрикнула Син, одаривая его собственной наилучшей ухмылкой, и протянула руки в приветственном жесте.

Ответная ухмылка медлительно осенила лицо беса, меняя его так мило и так безжалостно. Неописуемо было созидать беса польщенным. Хотя, он ведь гласил, что одинок, а бесы всегда молвят правду Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава.

— Моя танцовщица. Это приветствия для возлюбленного?

Син заулыбалась еще ярче, забавляясь.

— Я приветствую так тех, с кем планирую заключить сделку. С клиентами я — сама любезность.

Бесы ценят правду. Анзу смотрел на неё с блеском в очах — не тепло, но уже близко, как если б он был человеком — блик Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава чувства, как будто отражение огня в стекле.

— Чего ты хочешь? — глас беса звучал снисходительно. — И что ты можешь мне предложить?

— Это не она предлагает сделку, — отозвался Ник, — а я.
Квартира заполнилась звенящей тишью. Син задержала дыхание, опасаясь спугнуть момент.

— Я заключил сделку с тобой и Лианнан, обещал вам тела, — продолжал Ник Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава. — Всё, чего я желаю, это сдержать слово.

— У меня уже есть тело, — губки Анзу саркастически искривились.

— Погоди, погоди, — вмешалась Син, как будто задабривала непокладистого покупателя, как реальная ярмарочная торговка, — дослушай его.

— Это тело не выдержит длительно, — продолжал Ник. — Ты разрываешь его на части.

— Твой брат не последний, — зарычал Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава Анзу и ринулся на него. Ник схватил его за гортань. Анзу застыл.

— Твой брат не последний, — повторил Анзу сладким голосом, полным ядовитой ненависти.

Ник кивнул, с легким нажимом поглаживая яремную вену на шейке Анзу. Трудно сказать, чего в этом жесте было больше — ласки либо опасности.

— Я знаю, — в Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава тон ему таким же мягеньким голосом ответил Ник. — Тела, одержимые демонами, так стремительно разрушаются. Все, кроме моего.

— Как мило с твоей стороны, — зло сплюнул Анзу.

— Это можешь быть ты. Как насчет того, что я дам для тебя такое тело, которое выдержит много лет?

Анзу отступил, смотря на Ника как Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава одичавший зверек, обнюхивающий предложенную еду.

— Почему ты хочешь мне посодействовать? — настороженно спросил он.

— Ради Алана. Если б у меня была душа, я дал бы её за его душу. Не считая того, я желаю сдержать обещание.

Анзу длительно смотрел на Ника.

— Мне ничего от тебя не надо, предатель, — в конце концов, изрек Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава он.

— Анзу, — возмутилась Син. — Ты же произнес, что не хочешь ворачиваться в мир бесов, не так ли? Воспользуйся предложением. Он должен для тебя посодействовать.

— Я провел долгие, прохладные годы, мечтая о его боли. С чего бы он должен её избежать? Я не собираюсь отрешаться от собственной мечты Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава. Почему он должен быть счастливым?

— Ты произнес, что хочешь знать: каково это — быть счастливым, — произнесла Син. — Ты тоже можешь быть счастлив, для тебя никогда не придется ворачиваться в мир бесов, и у тебя появится компания.

Син смотрела на беса со страстной мольбой во взоре, как будто выступала перед Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава большой аудиторией и должна была уверить всех, что делит их волнения и заботы. Это представление было важнее хоть какого другого.

— Соглашайся на сделку, и я пойду с тобой куда угодно.

Она протянула руку, но немножко не позволила пальцам коснуться его оголенной кожи, хотя твердо знала, бесу бы это понравилось. Инстинкт безошибочно Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава давал подсказку ей каждый шаг. Всегда принуждай их вожделеть большего. Её тело повторяло его позу, оставаясь расслабленным, как будто она желала там находиться. Бесы, охотящиеся за телами, искушают людей. Син — наилучшая искусительница на Ярмарке. Она могла совратить кого угодно. Женщина потянулась к нему, такая теплая и жива, к существу Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава, страдавшему от холода и одиночества, и шепнула:

— Пожалуйста!

***

Син не представляла, каким будет дом Темного Артура. Колдун, отдавший бесу собственного отпрыска, злодей, погибший в первом акте драмы, создатель грядущего, в каком им всем пришлось жить. Не хотелось бы ей встречаться с таким человеком.
Дом оказался всего только шикарным домом. Окна Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава, большие и зияющие, как витрины, как будто стремились показать внутреннее убранство комнат всему миру. Син не лицезрела обстановку снутри со собственного места на примыкающей крыше, хотя считала, что если все эти люди вокруг были так же богаты, как и дом Артура, то им следовало лучше хлопотать Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава о состоянии водостоков.

Она лежала на сероватом скате крыши и слушала урчание автомобилей на улице, дожидаясь пока в обыденную музыку утра ворвется сторонний, странноватый звук. Все, что женщина лицезрела со собственного поста — море сероватых крыш, раскинувшихся вокруг. Город казался таким отдалёким, как будто другой мир — неопасный и чуждый. Не её Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава мир.
Зазвучала песня — мягенькая, чарующая и теплая. Музыка пошла рябью по улице, как будто река под ветром. Син всегда казалось, что музыка Ярмарки прекраснее, так как звучит не для всех, но на данный момент, в открытую, она звучала еще краше.

Люди понизу поворачивали головы и следовали за звуками песни Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава, выходя из домов, в халатиках и деловых костюмчиках они плясали под музыку флейт.
Этого должно быть довольно, чтоб привлечь колдунов к окнам. Они не знали, как далековато простирается власть крысоловов над людьми. Вобщем, Син тоже не знала. Как-то она спросила об этом Маттиаса, он ответил, что мог бы Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава завести людей в море и добавил:

— Разве ты не слышала? Крысоловы воруют деток.

Когда Син фыркнула и предложила ему закончить нести чушь и пичкать её детскими притчами, Маттиас ухмыльнулся и ушел, наигрывая что-то. Син начала рукою выстукивать ритм, пока не сообразила, что пляшет под музыку, которую не заказывала Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава. Крысоловы полностью способны как завести людей в море, так и сделать из их армию для борьбы с колдунами. Син услышала еще кое-что. В палисаднике зашуршали кустики, что-то волочилось по травке. Некроманты подняли каждую утопленную собаку с раздутым животиком, каждую замерзшую кошку и каждую жертву дорожных аварий в районе Найтсбриджа Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава и выслали к дому Темного Артура. Перила на крыльце дома вспыхнули голубым пламенем. Зельевары утверждали, что пылать будет горячо и стремительно — потушить не успеют. Передняя дверь дома хлопнула, и Син ощутила прилив отчаянной гордости. Сейчас, когда Ярмарка Гоблинов вышла из тени, перестав скрываться, они были более могущественными, чем Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава ковен когда-либо мог грезить.

Женщина осторожно приподнялась и увидела, как с другой стороны крыши поднялся Ник. Они кивнули друг дружке с мимолетной ухмылкой, а потом Син сгруппировалась и просто перемахнула на крышу дома колдунов. Она балансировала на краю, проверяя на крепкость, а потом прыгнула. Схватившись руками Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава за водосточный желоб, повисла и нащупала под ногами подоконник. Не встретив сопротивления, Син опустилась на колени и проверила окно. Заперто. Син вздохнула, ругая про себя колдунов с их сознательностью и заботой о безопасности жилья, и вновь ухватилась за край водосточной трубы, раскачалась, как будто маятник, набирая скорость и силу.

Выбив ногами Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава окно, Син приземлилась на древесный пол посреди осколков стекла. Её обувь и джинсы приняли на себя практически весь смертоносный заряд, но, острое нажимало полоснуло по щеке, вырвав кусочек кожи. Ей подфартило с комнатой так же, как с окном. Юный колдун стоял снутри круга, возможно стремясь получить больше силы Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава, перед тем как примкнуть к схватке снаружи. Что ж, битва пришла к нему сама. Син кинула один из ножей, но колдун вскочил и отразил удар вспышкой колдовского огня, сорвавшегося с его ладоней. Женщина не отважилась кидать 2-ой. Они настороженно рассматривали друг дружку. Метательные ножики всегда завлекали излишнее внимание людей, Син Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава же предпочитала созидать жертв более расслабленными. Нужно уверить его, что он сумеет её одолеть. Она сумеет пользоваться этим. Колдун запустил в неё бледноватым фаерболом, Син увернулась. Она ускользала и ныряла вниз, совершая огромное количество ненадобных движений, отвлекая внимание колдуна. Син исполняла необычный танец посреди мешанины сверкающих осколков Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава, расшвыривала ногами серебристые брызги, бурчала и откатывалась в сторону, превращая бой в танец.

Колдун на секунду отвлекся на её ноги, танцовщица ринулась вперед и вонзила ножик ему под ребра — верный и быстрый смертельный удар. Парень навалился на неё, жгучая кровь выплескивалась на руки. Син выдернула клинок и отступила, тело мешком упало Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава на пол. Раздался тошнотворный хруст ломающегося носа, хотя навряд ли сейчас это имело значение. Женщина перепрыгнула через тело и вышла в длиннющий коридор, увешанный пыльными картинами. Она пробежала под люстрой в форме ловца снов, резные кристаллы которой меркло и матово сияли, распахивая каждую дверь на ходу. Син слышала топот бегущих Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава ног и хлопанье дверей, но понятия не имела были ли это её союзники либо колдуны, спешащие биться с ними. Когда она открыла последующую дверь, в глаза ринулся зачарованный гобелен, увенчанный кольцами, коронами и драгоценностями. Не принципиально. Комната оказалась большой, со сводчатым потолком и блестящим древесным полом, на котором Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава были начертаны самые совершенные круги вызова, которые Син когда-либо лицезрела: полосы связи, переводившие ментальный язык бесов в речь, настоящие и прямые; гладкие обводы круга в круге. Там были пары кругов, перекрывающие друг дружку, как танцевальные, чтоб дать больше места демонам. Даже те круги, что не были заняты, сияли чуть Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава уловимым огнём, отражая мерцающий свет волшебных камешков, имя которых носил ковен. Круги вызова с демонами, ведущими переговоры с колдунами снутри, полыхали огнем цвета серы. Син выяснила Джеральда, Лору и Хэлен, их лица, полускрытые пламенем, сосредоточились на бесах. Танцовщица опустила руку в кармашек и вытащила крохотный, размером с рисинку Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава жемчужины, маячок. Она закрыла глаза и раздавила его в кулаке. Свет вырвался из ее руки, таковой ослепительный, как будто она изловила молнию в ловушку, подрагивающая колоритная волна подсвечивала её веки с прожилками вен изнутри желтоватыми полосами.

Син открыла глаза. Она подала сигнал. Все, кто сумеют, скоро будут Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава тут… Недостаточно скоро, поняла танцовщица, встретившись очами с Джаредом.
Пламенный шар пропархал в небезопасной близости от неё, когда Син ринулась на пол, перекатившись, и скрылась за стенкой огня. Он может стать неплохим прикрытием для неё, но она не могла допустить, чтоб колдуны получили еще более власти.

— Таласса, которая любит море Лихорадка ярмарочной ночи 16 глава ночкой, а утонувших в ночи еще более, - воскликнула танцовщица, — я отпускаю тебя!


linejnie-simmetrii-mnogogrannika-parosochetaniji-avtomorfizmi-grafa-statya.html
linejnie-trehfaznie-elektricheskie-cepi.html
linejnie-uravneniya-visshih-poryadkov.html